Суть Времени Ленинград

Инфантильность: тропинка в детство или путь в могилу

В целях сохранения целостности разума и дабы уберечь мозг от повреждений, происходит откат психики, что называется, до предыдущей версии.
инфантил
Инфантильность изучалась многими специалистами и исследователями самых темных и потаённых уголков человеческого разума, среди которых были такие выдающиеся ученые, как Зигмунд Фрейд, Карл Густав Юнг и Эрих Фромм.


Бегство от реальности


Согласно Фрейду, инфантильность – это фиксация психики человека на определенной стадии развития, возникающая как ответ на ту или иную форму агрессии со стороны окружающей среды. Иными словами, инфантильность - один из видов защитного механизма психики, возвращение на более ранний уровень развития или к способу выражения, который более прост и более свойственен детям. Включаться такой механизм может, во-первых, когда в мозг поступает слишком негативная  по своему содержанию информация, либо когда объемы поступающих извне данных настолько велики, что мозг не может их обработать и усвоить. В целях сохранения целостности разума и дабы уберечь мозг от повреждений, происходит откат психики, что называется, до предыдущей версии.
В противовес З. Фрейду, К. Юнг писал о других причинах внутриличностных конфликтов - изнеженности, халатности, пассивности, алчности, злобы и прочих видов эгоизма. Но и он вместе с тем отмечал, что речь идет о выраженной в той или иной степени потребности защищаться и застревать на детской ступени сознания, о необходимости сопротивления действующим в молодом человеке и вокруг него силам судьбы.
Таким образом, Фрейд и Юнг рассматривали инфантильность как бегство человека от неизбежности в жизни, как попытку игнорирования её естественного и необратимого хода, как связанной с этим ходом необходимости смены своего личного статуса с «оберегаемого, защищенного и любимого ребенка (подростка)» на «оберегающего и любящего родителя». Такая метаморфоза личности сопровождается серьёзным стрессом, человек вынужден принимать на себя огромную личную ответственность. А это неосуществимо без наличия у него готовности идти на жертвы, дисциплинированности, способность к самоограничению и, конечно же, воли.
Все эти качества (хотя и не только они) присущи личности, которую в обществе принято называть зрелой. И все они приобретаются человеком отнюдь не сразу. Они вырабатываются с ранних лет по мере взросления человека, в процессе его воспитания, в ходе преодоления им возникающих на его жизненном пути препятствий. Разумеется, если человек по тем или иным причинам большую часть своей юности вел праздный образ жизни, был огражден от тревог и забот и не имеет в силу этого достаточного опыта преодоления и борьбы с собой и внешними обстоятельствами, то, подойдя в своей жизни к рубежу, на котором ему следует преображаться из опекаемого в опекуна, он окажется не способен этот барьер взять.
Не имея столь важного опыта, человек оказывается либо скован неуверенностью в своих силах и страхом перед неизвестностью, либо излишне легкомысленно и упрощенно подходит к решению стоящих перед ним задач. В итоге он оказывается неспособен к адекватной оценке окружающей его действительности, а значит, и к грамотному, адекватному взаимодействию с окружающим его миром.

Взрослые дети


Давайте посмотрим внимательнее именно на влияние внешних факторов на возникновение и развитие инфантилизма.
Такой выбор связан, прежде всего, с тем, что в наши дни по всему миру данная болезнь распространилась подобно тому, как бубонная чума в Средние века расползлась по Европе. Умы миллионов обывателей (в особенности - Западного мира) оказались законсервированными в подростково-детском состоянии, с подростково-детскими интересами, взглядами на жизнь и пониманием (точнее, не-пониманием) своего места в мире.
В Штатах, например, уже вполне обыденным, распространенным явлением стали так называемые кидалты (сокращение от англ. kid — ребёнок и англ. adult — взрослый). Кидалт — взрослый человек, сохраняющий свои детские и юношеские увлечения. Впервые слово (кидалт) появилось в 1985 году в газете The New York Times для описания мужчин 30 лет и старше, которые увлекаются мультфильмами, фэнтези, компьютерными играми и бесполезными, но красивыми и часто дорогими гаджетами. В психологии для обозначения этого склада личности используется термин «синдром Питера Пэна». Психологи объясняют «синдром Питера Пэна» как относительно мягкую, поверхностную форму эскапизма - стремления уйти от реальности в мир иллюзий.
Что особенно интересно, персонажи-кидалты все чаще появляются в многочисленных голливудских фильмах и на ТВ, причем как главные действующие лица. Особенно много в странах «первого мира» людей с такими поведенческими установками среди пользователей интернета, и американская развлекательная индустрия уже во многом ориентирована именно на них. При этом в развивающихся странах плотность подобных людей на квадратный метр равна примерно нулю, особенно в Африке и на Ближнем Востоке.
В этой связи совершенно уместен вопрос: почему в одних странах уже давно бушуют целые «эпидемии» инфантилизма, а в других «вирус» данной «болезни» практически не прижился? И с чем связано его стихийное и взрывное распространение в двадцатом веке на Западе?
Для правильного диагностирования нужно изучить не только «географию», но и «историю болезни».

Излишки комфорта – нехватка зрелости

На протяжении всей своей истории (за исключением разве что двадцатого столетия) человечество в подавляющем своем большинстве существовало в условиях, которые никак нельзя охарактеризовать словами «комфорт», «уют» и «безопасность». Здравоохранение, образование, недвижимость, досуг, качественное питание, социальные лифты и карьерный рост были доступны лишь представителям наиболее «эффективных и успешных» каст, сословий и классов, составлявших финансовые элиты ведущих мировых держав своего времени и – жалкие доли процентов от общего населения планеты. Для среднестатистического работника мануфактуры/завода или крестьянина даже лишних десять минут сна были непозволительной роскошью. Не стоит забывать и про такие «гениальные» находки и решения в области увеличения эффективности производства и снижения издержек, как рабский, в том числе женский и детский, труд по тридцать часов подряд, - такие методы внедрялись повсеместно ходячими резервуарами с «голубыми кровями».
Человек начинал взрослеть еще в утробе матери, быстро рождался посреди грязи, вшей, крови и пота, долго и изнурительно работал, а затем также быстро и незаметно умирал. Многие умирали, еще даже не вступив в «пригодный для эксплуатации возраст». Все были как один, все, что называется, под Богом ходили. А Смерть ходила среди них, всегда рядом. Так что времени застревать в детских иллюзиях (как и самих детских иллюзий) у «массового зрителя» Средних Веков и Нового Времени особо не было.
Вместе с тем, инфантилизм был нередко присущ в той или иной мере коронованным особам, как правило, никогда не державшим в своих ручках ничего тяжелее собственного скипетра или ружья на королевской охоте. Вероятно, потому инфантилизм и получил славу королевского недуга.

По маршруту «диван-холодильник»

Однако, после прогремевших по всему миру революций, - в первую очередь, научно-технической, - блага цивилизаций, ранее доступные лишь наиболее знатным аристократам и крупным буржуям, постепенно, в течение первой половины ХХ века, были распространены на большинство западных семей. То, о чем сотни поколений до этого и мечтать не смели, стало обыденностью для Человека Западного.
А самое главное, у людей появилось фактическое, а не декларативное, право на досуг. Больше не было нужды  работать «на господина» от рассвета до заката, теперь почти каждый работник умственного и/или физического труда имел в своем распоряжении несколько свободных часов каждый вечер и даже пару выходных дней в конце недели. Довольно быстро вошло в обиход слово «хобби», которое, по сути, является взрослой разновидностью детской активности. Как-то так оказалось, что отдых не сводится к ночному утрамбовыванию подушки изможденной от труда физиономией, но может быть еще и активным. Все дороги открылись перед Человеком Запада, даже дорога в космос! ...Но главным путем, самым желанным, самым манящим для большинства и так долго искомым оказался кольцевой маршрут  «диван-холодильник».
А чтобы жителю «передовых государств просвещенного мира» было не скучно возлегать и чревоугодничать в своих уютных и комфортных хоромах, туда установили принимающую антенну и волшебный ящик с движущимися на экране картинками. Так перед Человеком Западным открылась еще одна дорога – в виртуальный мир. Уйти от ужасов суровой действительности в мир фантазий и грёз теперь можно было, даже не напрягая свою фантазию, а используя общедоступную чужую. Старая, как мир, связка «хлеба и зрелищ для народа» была закреплена в самых высокотехнологичных отраслях производства, вшита в инфраструктуру.
При этом с развитием ТВ и информационных технологий виртуальность начала отвоевывать пространство у реальности в головах людей, особенно молодых, которые ещё не успели сформироваться как личности.
Раньше человек с малых лет был полностью погружен в быт во всём его многообразии и мог отвлечься от него лишь с помощью книг, которые не у всех были, и для чтения которых нужно было напрягать нервную систему куда сильнее, чем для просмотра фильма или сериала. Находясь постоянно в состоянии  подобного погружения, в таком плотном контакте и постоянном взаимодействии и противоборстве с окружающей средой, ребёнок естественным образом социализировался, приобретал нужные поведенческие и прочие необходимые для выживания навыки и адекватное восприятие жизни.
С появлением в домах телевизоров каждый счастливый обладатель этой шкатулки с чудесами получал удаленный доступ к множеству синтетических или бесконечно удаленных от него мирков, воспроизводимых каждый вечер в сериалах и даже в околообразовательных передачах. Необходимый для психического взросления багаж практических знаний постепенно стал вытесняться возом очень ярких, но совершенно бесполезных впечатлений. А с появлением и развитием сети Интернет процесс такого вытеснения принял лавинообразный характер.
В наши дни всемирная паутина стала не только хранилищем и практически общедоступным доступным источником знаний любого рода, но и едва ли не основным фактором формирования человеческой личности. И дело здесь как в количестве, так и в качестве предлагаемой пользователю информации. Но в первую очередь - в количестве.
Количество информации в мире и о мире увеличивалось на протяжении всей истории человечества, однако, с конца девятнадцатого столетия темпы роста возрастали многократно и неоднократно. Этому способствовал научно-технический прорыв, особенно изобретения новых способов коммуникации между людьми и передвижения на средние и дальние расстояния. Немалую роль сыграли и многочисленные войны двадцатого века, как «горячие», так и «холодные», поскольку война является очень мощным стимулом для развития науки, техники, а значит, и увеличения количества информации.
Вместе с количеством информации о мире росла и специализация. Чем больше узнавали ученые об устройстве нашей Вселенной, тем более сложные вопросы вставали перед ними. И тем более сложные ответы находились. Тем большее количество деталей и нюансов требовало уточнения и рассмотрения. Проблемы и парадоксы, над решением которых трудились лучшие умы человечества, становились все сложнее, запутаннее и  ... мельче.
Научные дисциплины дробились на множество поддисциплин с различными методами и объектами исследования, с различными наборами терминов. В итоге стройная общая и единая картина мира, которую так стремились и стремятся получить ученые, стала больше походить на разбросанные по полу куски мозаики. И оказалось, что собрать такую мозаику в одиночку не под силу никому. Не говоря уже о том, чтобы полностью освоить весь добытый человечеством объем знаний.
А как же быть тому, кто не смог или не захотел получить высшее академическое образование, в ситуации, когда даже для ответа на самый малозначимый и несущественный вопрос необходимо знать, например, высшую математику, микробиологию и макроэкономику чуть ли не на экспертном уровне? Когда постоянно возникает необходимость в кратчайшие сроки осваивать новый незнакомый материал, но его освоение подчас требует уровня компетенции в науках и дисциплинах, о которых до этого и не слышал?
Парадоксально, но Человек второй половины двадцатого столетия, выросший в техногенном мире, вкусивший все блага цивилизации и прогресса, оказался в положении своего далекого первобытного предка. Но если наши пращуры не имели возможности постичь и объяснить явления природы и природный мир, их окружавший, то «Человек Современный» обнаруживает свою неспособность к постижению мира техники и технологии. И эта его неспособность служит основанием для возникновения тех же страхов, предрассудков и тревог, что терзали его далекого предшественника. Тысячи лет  назад люди относились к окружавшему их миру с оккультно-языческим трепетом и восхищением, считая явления природы следствием и результатом взаимодействия духов или богов. Во второй половине двадцатого века они с подобным трепетом относились к результатам научно-технического прогресса, выбрав в качестве объектов своеобразного поклонения экспертов и ученых вместо духов и богов.
Однако, если такое поведение первобытного человека было результатом катастрофической нехватки знаний о мире, то человек современный, имея доступ практически к любому хранилищу информации на Земле, парадоксальным образом отказывается от всего этого, предпочитая легкое развлекательное чтиво серьезной классической литературе, «желтую прессу» энциклопедиям и журналам, пустые и однотипные телевизионные и радиопрограммы – образовательным документальным фильмам. И мотивируется такое поведение тем, что у людей-де слишком мало свободного времени, чтобы напрягать свою нервную систему где-либо помимо работы. Совсем иной была ситуация у первобытного человека: ему же не приходилось сидеть в офисе по восемь часов в день пять дней в неделю, и свободного времени у него было просто-таки немеряно!!!
В сознании «Человека Современного» была возведена своеобразная стена непонимания и неприятия, отсекавшая все непривычные и выделяющиеся из общего, бытового ряда внешние сигналы.
Юнг еще в начале 20 века называл состояние людей «безмерно разросшимся и раздувшимся детским садом». За прошедшие десятилетия ситуация в целом только ухудшилась в разы.

Век катастроф и искушений

Век минувший был веком катастроф и невиданных доселе искушений. Из пекла мировых войн человек Запада перескочил в усыпляющие волю и разум благополучие, процветание и покой своих уютных домиков и квартир. Характер человеческий закаляется в войнах и бедствиях, но проверяется на прочность по-настоящему только  искушением. В экстремальных ситуациях проверяется предел возможностей человека. В будничной рутине выявляется наличие в его характере таких важнейших черт, как последовательность и постоянство.
А у рожденных в обществе, пронизанном искушением и завлекалками на всех уровнях, практически нет шансов даже на формирование характера. Тот, кто с детства окружен слоганами «бери от жизни все», «не дай себе засохнуть», «ведь ты этого достойна», а «тефаль заботится о вас»; кого приучают с ранних лет к мысли, что жизнь – это потребление, а потребление – это жизнь; кому подсовывают вместо реальности ее суррогат в формате бесконечных мыльных опер на ТВ, - тот умирает еще при жизни, не пройдя и половины своего пути.
Обобщая все вышесказанное, можно считать, что инфантилизм  приобретает массовый характер в обществе сбывшихся материалистических потребностей и отсутствующих, извращенных либо подавленных потребностей нематериальных. По меньшей мере, наивно считать инфантилизм незначительной или безобидной особенностью поведения отдельных граждан. Это крайне серьезная проблема, отравляющая жизнь как самому инфантилу, так и, даже в большей степени, окружающим его людям. За примерами ущерба от этой болезни ходить далеко не надо. Достаточно вспомнить хотя бы, как по-детски наивно верили в нерушимость завоеваний социализма жители позднего СССР и как легко они позволили разменять свою Родину на +100500 сортов низкокачественных продуктов и гламурно-китчевые тряпки made in China.
Власть Его Величества Телевизора и Их Превосходительства Подушки над людскими организмами огромна постольку, поскольку не отменяемо стремление всякого материального объекта (например, мозга, самого «прожорливого» и «ленивого» органа в человеческом теле) к минимизации энергозатрат. В пределе же своем подобное стремление «уйти в себя» и забыться перед монитором есть не что иное, как стремление к смерти.
Так является ли человек чем-то большим, чем очередной материальный объект, или же он никто пред ликом великом Ничто? Поговорим об этом в отдельной статье.

Кирилл Елисеев

Отличная статья!
Статья не просто отличная, она превосходная!
Спасибо, товарищ дорогой!
Отличная статья. Протянута нить от бытовых явлений до метафизического уровня!
По силе аргументации и уровню изложения вполне подходит для газеты "Суть времени".
хорошо-то хорошо, но как с этим бороться?