Суть Времени Ленинград

КАК В ЛЕНИНГРАДЕ ПОВЕСИЛИ ФАШИСТА

Оригинал взят у dearon_red в КАК В ЛЕНИНГРАДЕ ПОВЕСИЛИ ФАШИСТА

Такое уже бывало раньше.
Во время Войны.
И в Ленинграде, и в Краснодаре, и в Ростове, и многих других городах...
Иностранного захватчика уничтожали или пленили. С предателями, коллаборационистами и полицаями – не церемонились. Их вешали.
Враг,  противник – это одно, а вот изменник Родины, уже совсем другое, куда более подлое и мерзкое. К сожалению, мы разучились различать Зло и Добро, Злодейство от Героизма, честь от бесчестия. Говоря «мы», я, конечно, обобщаю. Я не имею в виду каждого человека в отдельности. Но если говорить об обществе в целом, то мы стали слишком слабыми, бесстрастными и предательски беспамятными.
Если это не так, то как вышло, что к месту преступления (туда, где открывали памятную доску фашистскому союзнику, Карлу Маннергейму) не пришла сотня тысяч разгневанных горожан? Как получилась, что горожане не «вынесли» памятную доску вместе с ее первооткрывателями? Уверен, что такая реакция охладила бы пыл всем почитателям «гитлеровских друзей» среди представителей нашей власти.
Да, подзабыли мы, как правильно нужно вешать фашистов…
Запамятовали, кому должно возносить почести, а кого нужно навечно покрыть презрением и позором.
Понятия о чести, долге, верности и порядочности были утрачены устроителями этой гнусной акции в момент открытия памятной доски Маннергейму.
Подвиг героев-победителей оплеван, а жертва и героизм блокадников по факту признаны недостойными уважения.
Взошла черная звезда «нового героя», человека, по-факту, руководившего этноцидом нашего народа с 1918 по 1922 год, и с 1941 по 1944… Отвратительный полип, вскочивший на стене старейшего вуза, созрел и начал источать гнилостный запах смерти и разложения.


I. Солнечное утро
16.06.16 навсегда останется в моей памяти, как день абсурда и позора.

Был солнечный денек, теплый ветер поднимал небольшие облачка сухой пыли, люди торопились по своим, только им известным делам, ничто, как водится в таких случаях, не предвещало беды…

Впрочем, не совсем так. За два дня до злополучного утра на сайте одного из крупных городских информагенств промелькнула заметка, (опирающаяся на неназванные источники во властных кругах) – мол, с 16 июня - ждите. Финский маршал, не сумевший сломить силу духа защитников города 70 лет назад, все-таки войдет в город, его внесут как героя на руках наши же чиновники… (вольная интерпретация заметки). Вывешивание Маннергейма было назначено на 14:00.

Активисты Всесоюзного общественно-политического движения «Суть Времени» встали в одиночные пикеты против этого кощунства. Вначале только в Москве и Петербурге. А в последствии, почти в сорока городах страны. Но об этом в следующий раз.

II. Чуров
Незадолго до церемонии открытия появился Чуров (10:30 – 22:37, здесь и далее приводится тайминг в видео). Его отправили успокаивать народ, в надежде, что сможет погасить волну крайнего недовольства. Он представился так «Владимир Чуров. Пенсионер. Председатель экспертного совета РВИО».
Его выступление представляет особый интерес, поэтому цитирую его почти целиком.

Чуров: «Вот видите вот ту доску, восьмиугольную, коричневую такую, посвящённую бывшей на этом месте бывшую полковую церковь кавалергардского полка…  Да, так вот на самом деле эта доска должна была быть посвящена Маннергейму…». (10:34 -11:10)
Здравый смысл: Должна была? Кто решил, что должна была? Почему не висела? Не потому ли, что понимали, что повесь они доску Маннергейму в то время, народ бы их повесил рядом с доской?


Чуров: «…Нет, Густав Карлович Маннергейм, именно так он именовался в РИ, именно так у него написано на его визитных карточках. Его собственных… Вот объявление… вот посмотрите…Вот покажу вам его собственноручную подпись и визитную карточку…» (11:00 – 11:30)
Здравый смысл: Какая еще визитная карточка? Какое еще, за ногу, объявление??? По паспорту-то как?? По документам? По приказам? По наградным листам?
Чего вы народу голову морочите какими-то визитками?
Не для того ли, чтобы запутать людей, которые могут решить, что это не тот Карл?

Чуров: «Так вот, тогда инициатором установки памяти Густаву Карловичу Маннергейму был покойный писатель Леонид Васильевич Власов. Известный российский биограф Маннергейма». (11:40-11:52) «Итак, секунду… Инициатором этого всего является покойный писатель Леонид Васильевич Власов. …Он инициатор установки этой доски... Его давно нет в живых» (12:49-13:12)
Здравый смысл: Моя хата с краю, ничего не знаю… Автор этого «перформанса» - покойник? Все вопросы к нему, так?

Чуров: «…И Леонид Васильевич Власов нашел в архиве документы, подтверждающие, что Густав Карлович Маннергейм был русским военным разведчиком. До революции… и бла-бла-бла» (12:12-12:49)
Здравый смысл: И чё???
Мало ли у нас было разведчиков-перебежчиков и предателей? Беседовский, Гордиевский, Калугин, Левченко, Хохлов, Резун… да мало ли кто еще! Всем предателям будем доски вешать? Тот же Владимир Резун (Виктор Суворов) наверно имел какие-то заслуги перед Родиной, но после измены он перечеркнул все и навсегда останется в памяти народа предателем и мерзавцем.

Чуров: «В данном случае… мы говорим о генерале русской армии. И нам совершенно… Вот мне, например, совершенно особого дела нет, что он потом стал маршалом маленькой Финляндии. Для меня важно, что этот человек сто лет назад… бла-бла-бла»
(13:55 – 14:50)
Здравый смысл: Мда… Вот А.А. Власов тоже был генерал-лейтенантом (уже советской армии), а потом предал народ и Отечество и переметнулся к Гитлеру. Что, тоже доску?
И… «И нам совершенно… Вот мне, например, совершенно особого дела нет, что он потом стал шестёркой Гитлера». Логика же не нарушена.
Или про Альфреда Розенберга:
«В данном случае… мы говорим о русском архитекторе. И нам совершенно… Вот мне, например, совершенно особого дела нет, что он потом стал идеологом 3 рейха и рейхминистром восточных оккупированных территорий». Та же логика.

И что за абсурдная антиисторичная практика вычленять кусок из жизни человека и на основе этого ставить памятники. Так можно докатиться до того, чтобы установить памятные доски видному австрийскому художнику А.А. Гитлеру и знаменитому учителю русского языка и литературы А.Р. Чикатило…

Про деятельность Маннергейма как сепаратиста в этой статье подробно писать не буду. Отмечу только, что Владимир Чуров либо в этом вопросе не разбирается, либо сознательно вводит в заблуждение собравшихся, с тем, чтобы обелить данную страницу жизни этого шведа.

Чуров: «Скажите, вот вы за Советский Союз. Вот я тоже за Советский Союз. Вы с уважением относитесь к Иосифу Виссарионовичу Сталину? Вот почему Вы считаете, что Иосиф Виссарионович Сталин глупее вас? Если бы он был организатором Блокады… Опять же я говорю только о фактах… Я говорю ТОЛЬКО о фактах… много бла-бла-бла… Это румынский король, это маршал Маннергейм… и  Иосиф Виссарионович никогда не считал их врагами…» (15:26 - 16:47)
Здравый смысл:
Товарищ Сталин был разумным политиком, и он делал все, чтобы обеспечить безопасность нашей Родины и сохранить жизни наших солдат. Несмотря  на настойчивые требования других руководителей СССР повесить Маннергейма на центральной площади Петрозаводска, он поступил иначе. Причин был целый букет. Казнь Маннергейма породит икону финских эсэсманов и создаст вечную партизанскую войну у границ СССР, необходимо было выводить союзников Гитлера из войны. Желательно малой кровью. Что и было сделано. Когда Маннергейм окончательно проиграл войну, ему предложили жизнь в обмен на выполнение всех требований советского руководства. Как, впрочем, и Румынам. Понимая, что либо виселица, либо - безоговорочное выполнение всех требований СССР и, руководствуясь мелкошкурными интересами, видя стремительное приближение советской армии к своим границам -  союзники Гитлера вышли из войны… Что же теперь? Гражданин Чуров заявляет, что после всех зверств румын на Юге и финнов на Севере, Сталин якобы не считал их врагами.
Это взгляд «условной домохозяйки», но не председателя экспертного совета, и не историка. Сталину и в страшном сне не могло присниться, что на территории нашей страны этому упырю будут вешать памятные доски…

Чуров: «Мы с вами празднуем 27 января? Каждый год. Празднуем? Празднуем! «Что сказано в приказе маршала Говорова?  В ознаменование полного снятия… освобождения города Ленинграда от вражеской Блокады. Где стояли в это время финские войска? На прежней старой границе. Никого не трогали, кстати… (17:00-17:20)
Здравый смысл:
Что Вы несете, господин Чуров, пенсионер, и председатель экспертного совета РВИО?
Вы и экспертный совет РВИО что-нибудь слышали про Выборгскую наступательную операцию Красной Армии, 1944 года? А про Свирско-Петрозаводскую наступательную операцию?
Вы и РВИО в курсе, кого вышибали с нашей земли в ходе этих операций? РВИО вообще знает, сколько нашей земли, политой кровью русского, советского солдата, было освобождено в ходе этих военных операций? Вы чего? Какая прежняя граница, какие «никого не трогали, кстати». Либо в РВИО работают невежды, либо лицемеры и предатели.

Еще один любопытный диалог (17:45-18:02):
Житель города: Если вы изучали этот вопрос, скажите, пожалуйста, сколько в апреле 1918 года было уничтожено русского населения в городе Выборг?
Чуров: …ээээ… русского населения… Красногвардейского населения (чего!!?)
Житель города: и Белых... И Красных, и Белых
Чуров: (кивает) и солдатов, и офицеров…
Житель города: И Красных, и Белых. По этническому признаку.
Чуров: (кивает) Совершенно верно…

Здравый смысл:
Совершенно верно? Вы понимаете, что только что сами признали достаточно очевидную для всех вещь – этноцид финских военных (командующий Маннергейм) в отношении русских.
Вы вешаете доску организатору этноцида нашего народа?

И далее…:
Чуров: Я могу так сказать, что фигура спорная. Назовите мне хотя бы одну историческую фигуру не спорную…
Здравый смысл:
Да легко!
Пушкин, Лермонтов, Рокоссовский, Карбышев, Чкалов, Королев, Гагарин… Я могу продолжать много часов…
Зачем вешать доску спорной фигуре? Впрочем и спорить тут нечего. Для любого не ангажированного человека, этот человек более чем не спорный. И установка ему памятника или доски – неприемлема!

(19:49 - 20:00):
Житель города: Скажите, пожалуйста, все-таки не было мнение горожан об этом. Это все делалось в тайне, а почему мнение города не было учтено?
Чуров: Этот вопрос не ко мне, а к властям города…

Здравый смысл:
Это заведомая ложь, т.к. власти города еще накануне мероприятия заявили, что не имеют отношение к этому перформансу, и что для установки доски выбрано место, не требующее согласования с городскими властями. Владимир Чуров, как один из инициаторов  установки, не мог этого не знать.

И вот «прелестное» (20:00-20:29):
Чуров: …Я исключительно отношусь к научным экспертам. Мое дело – наградная колодка. Чтобы награды были изображены более-менее правильно. Могу сказать, что есть три неточности в наградах: итальянский орден без короны, один орден без розетки офицерской, там французский… итальянский…

Здравый смысл:
Эй… Российское Военно-историческое общество, халтурщики, вы чего? Настолько  наплевать на Историю? Экспертный совет, он вообще зачем нужен-то? «А, и так сойдет!»
И что это за отношение к истории: эти награды нам нравятся, мы их будем изображать, а эти - нет. Где «Железные кресты» 3-го Рейха, где высшая награда Нацистской Германии, полученная Маннергеймом лично из рук Гитлера?

(20:52-21:08; 21:48-22:03):
Чуров: Мы присутствуем при историческом моменте, мы отмечаем столетие Брусиловского прорыва. И после… …мы возложим цветы к памятнику Брусилову. Идите с нами.
Житель города: Понимаете, Брусилов после своего прорыва…, он не занимался геноцидом, он вступил в Красную Армию…
Чуров: Значит… в 18-19 году, если вы почитаете историю гражданской войны на Кавказе…
Житель города: Причем здесь война на Кавказе? Мы тут памятник Маннергейму обсуждаем…

Впоследствии мы сходили к памятнику Брусилова. Действительно стоит (практически рядом с памятником Феликсу Эдмундовичу Дзержинскому). Памятник красивый, изящный, правильный. Никому даже в голову не может прийти снести его, или залить краской. Т.к. это действительно герой Первой мировой. И впоследствии,  Алексей Алексеевич не стал воевать со своим народом, не пошел на службу к интервентам. Он остался верен своей Родине. И поэтому навсегда останется в светлой памяти нашего народа. Чего не скажешь про Маннергейма…

III. Северный гость (22:37 – 25:35):
Журналист из Финляндии Martti Kiuru отметил несколько принципиальных моментов.
А) Финское генконсульство и вообще финнов на открытие доски Маннергейму не позвали.
Б) Маннергейм - неоднозначная фигура даже для Финляндии. Единства в отношении этого деятеля в Финляндии нет.
В) Союзничество с Гитлером в 1941 году – была ошибка Маннергейма.

Марти был единственным финном на открытии, но даже его не пустили на «междусобойчик РВИО».

IV. Впечатления о мероприятии


В день, когда повесили мемориальную доску финскому маршалу, союзнику Гитлера, организатору геноцида нашего народа – Карлу Густаву Эмилю Маннергейму, разразился шторм. Небесная вода мощным потоком обрушилась на город, заставляя прохожих искать укрытие в общественных заведениях и на автобусных остановках.

В воздухе ощутимо чувствовался запах гниющей Мерзости, которая появилась на стене одного из крупнейших военных училищ города; Мерзости, которой на протяжении всего утра, а затем и дня солдаты почетного караула отдавали честь, маршируя взад-вперед; Мерзости, которой принесли цветы согнанные из Института Культуры студентки (они не понимали, что происходит, и КОМУ они принесли цветы, но незнание истории не освобождает от ответственности за нее); Мерзости, настолько очевидной, что офицеры приказали курсантам в оцеплении снять с липучек на кителях свои фамилии; Мерзости, которой оказали всевозможные почести – гражданские и военные; Мерзости, на которую, как на икону перекрестился Владимир Чуров; Мерзости, которую вывесили, нарушив все мыслимые и немыслимые законы (не согласовав с властями города, не спросив мнение народа, поправ свободу средств массовой информации, нарушив законы чести и морали).

Они повесили эту Мерзость в городе, который пережил самую страшную Блокаду в истории мира.

Народ, собравшийся посмотреть в глаза политикам, позволившим появиться этой Мерзости, выгнали, как минимум, на 100 метров во все стороны от эпицентра поражения… заражения.
Таким образом, власть провела тихий междусобойчик, избавившись от того, что, по их мнению, больше всего мешает им жить – от народа. Повисшая гробовая тишина время от времени нарушалась недовольным ропотом и едкими комментариями людей. Порою, возмущение достигало того градуса, что люди не выдерживали, и тогда пронзительные крики: «ПОЗОР!», «МЫ НЕ БУДЕМ ЧТИТЬ УБИЙЦУ!», «УБИРАЙТЕСЬ!» звенящим рокотом наполняли тишину творящегося беззакония и даже достигали ушей читавших заготовленные шпаргалки чиновников.
Наконец, радостно отрапортовавшиеся чиновники, перемигиваясь между собой, отступили к источавшей трупный яд Мерзости, а воины почетного караула парадным строем, под музыку военного оркестра приблизились к Ней. В это самое время, из толпы вылетел полный боли и ужаса крик: «Не отдавайте ему честь! Это позор!» А затем заиграл сакральный для любого русского и советского человека марш: «Прощание Славянки»…
Под «Прощание Славянки» разбредались согнанные на мероприятие студенты, под эту музыку (сейчас звучащую крайне неуместно и даже кощунственно) уезжал кортеж чиновников. Они прощались с городом, оставив на память о себе эту Мерзость - на стене военного ВУЗа, воспитанники которого сражались и погибали при Обороне города, Блокаде и прорыве Блокады. Уезжали с оскверненного ими места под музыку, которая звучала не только в Первую мировую войну, но и на вокзалах во время Зимней войны и Великой Отечественной - той войны, в которой К.Г.Э. Маннергейм верой и правдой служил Гитлеру…

И когда последняя машина скрылась за поворотом, свинцовые небеса обрушили на землю дождь.
Дождь постарался разбросать цветы, которые возложили чиновники. И отчасти ему это удалось. Никто не стал их потом поднимать…

Отчетливо, буквально осязаемо витала мысль, что только что свершилось нечто неправильное, зловещее… и мерзкое.



Прикрепляю к заметке видео.

Что можно увидеть на нем:

00:15 – 01:05 Интервью с Борисом Любимовым (Суть Времени);
01:25 – 01:58 Интервью с Олегом Барсуков (Суть Времени);
02:00 - 02:35 Курсанты расстелили ковровую дорожку;
02:35 – 04:05 Интервью с  Андреем Антоновым (член союза писателей);
05:00 – 06:10 Почетный караул репетирует выполнение воинского приветствия;
06:15 – 07:08 Застенчивые девчонки принесли цветы для Маннергейма – попытка диалога с ними;
07:35 – 07:10 Народ выгоняют за оцепление, оставляют только «своих»;
07:10 – 09:38 Пускают только «свои» СМИ, пропускает девушка с бейджиком от экономического форума;
10:05 – 10:30 Согнанные на акцию студенты института Культуры;
10:30 – 22:37 Интервью с Владимиром Чуровым;
22:37 – 25:35 Интервью с финским журналистом;
25:45 – 26:00 Владимир Чуров перекрестился на доску Маннергейму;
26:00 – 28:08 Иванов и Мединский выступают на открытии;
и пошел дождь…