Суть Времени Ленинград

Прагматичность идеологии



В начале 90х разрушение СССР как единого организма, и в частности – «распил» советской экономики проводились под лозунгами «деидеологизации». Дескать, экономика Союза была неэффективна, поскольку во главу угла ставились внеэкономические цели.

И те, кто демонтировал государство заявляли о своей «деидеологизированности». Только прагматические «интересы», в топку «заводящие в тупик и вынуждающие идти на жертвы идеалы» - ровно то, что писалось в перестроечной статье «Идеалы и интересы».

«Посмотрите на Запад», говорили они, «там – всё построено без всякой идеологии , и люди живут хорошо!».  Теперь вот выясняется, что  демонтажники  - люди не то что имеющие некую идеологическую закваску, а работавшие и продолжающие работать в определённой идеологической рамке. И высказывания некоторых наших реформаторов  о том, что приватизация носила «идеологически обусловленный характер» («исключить возможность комунистического реванша» ) уже не выглядят, как нечто случайное.

Один из негласных западных шефов младореформаторского "экономического чуда" в России Сорос говорит о том, что «Поппер показал, что тоталитарные  идеологии , в частности коммунизм и нацизм, отличаются общим свойством: они претендуют на владение абсолютной истиной». Не говоря даже о том, что любая религия обладает таким же свойством – заявкой на обладание абсолютной истиной,  хочется спросить – наши млаодореформаторы и их кураторы с Запада, они действительно не были точно так же «тоталитарно» идеологизированы? А как тогда можно объяснить, например, слова Е. Гайдара о «не вписавшихся в рынок»? Как можно объяснить проведение экономических и социальных реформ, буквально уничтожающих всю сферу внутренней жизни страны даже не смотря на явные свидетельства её неэффективности (см. отчёты Счётной Палаты за 2015, кратко - http://www.ach.gov.ru/press_center/news/21297 )?

Только тем, что наши горе-реформаторы видят в этих реформах некую «высшую» необходимость. Которая выше благополучия, и даже жизни людей.

Т.е. крушение СССР и последующие события происходили не на фоне борьбы «идеологии» и «деидеологизированности», а на фоне борьбы различных идеологий.  Только замаскированной под выбором в пользу «прагматичных» интересов. Безусловно, определённым образом идеологически «заточенные» реформаторы, что называется, себя «не обидели». Но это уже тема для отдельного исследования.