Суть Времени Ленинград

Престол Левиафана

престол левиафана "Золотой орёл" осенил Левиафана вслед за номинацией на "Оскар", "Золотым глобусом" и "Золотой пальмовой ветвью". "Всё золото мира...", - и поделом. Заслужил "Морской Зверь".
Очень талантливый, жаль - не премированный, по своей сути - добрый герой Николай (актёр Алексей Серебряков) терпит поражение шаг за шагом фильма. Губернатор - толстый упырь - отбирает клочок земли, на которой жила семья  и его предки. Смехотворные тётки-"судьи" потворствуют преступлению. Местный церковный чин благословляет бандита-губернатора: "Всякая власть - от Бога!" Прибывший на помощь  другу Дмитрий (адвокат) дрогнул при первом "наезде" и укатил в Москву, успев переспать с дружней женой. Эта угрюмая, бесцветная женщина (почему-то отмеченная российской наградой), предавшая мужа без особых проблем, не сумевшая обогреть пасынка, который болтается по задворкам, в конце  бросается со скалы, так же угрюмо-молча, как всегда, без заботы - что сядет муж и осиротеет пацан. Нет, не вспоминайте "Грозу" с Екатериной, что бросилась от горячей любви и от "Божьего страха"! Тут - ни любви, ни страха, ни долга, ни отчаянья.

Никчёмность. Пацана приголубили соседи. Надолго ли? А, может, правда - из-за денег? Ведь парню достались те немногие тыщи, которые дали за дом? Или - сегодня обняли, а завтра - предадут? Ведь нет народа кругом, нет общества, нет  никаких понятий, только - матерщина и пьянь. Так, может, прав губернатор-упырь? У него - сила, креатив (он всё-таки имеет мечту, что-то строит)? Милая жена, которая держится за него, симпатичный сынишка. За ним - "частная армия" охранников-бандитов. Он помогает церкви золотить купола, да и сам иногда топчется в  храме, скучая от нудных и ненужных ему проповедей попа, напоминая известную картину Перова (только там была толстая барыня на первом плане)... Он - настоящая Россия. То, что он сумеет построить, то и будет на месте того, что  сметёт. Милого мальчика-сынишку пошлёт за-границу или в Москву. А здесь, на фоне красивых пейзажей догниёт  никчёмная пьянь...

Жутко. Не впервой нам, зрителям и читателям, ужасаться. Ужасались в "Калине красной". Но  Проскурин-Шукшин  заражал нас своей человечностью и страстным поиском правды. Егор в конце погибал от бандитов. Обыкновенных, неузаконенных  уголовников из тюряг. Он трогал нас  мечтой  о семье, о любовью к пухлой и глупой тётке. Он искрился талантом, даже когда пил. Он остро смекал, и матерился талантливо, с отбором. Рвался к осмысленной жизни, являясь, по сути, душой и выразителем автора - Василия Шукшина.
Тема сносимого дома - в "Прощании с Матёрой" Распутина. Очень бедные, нескладные старики остались в приговорённой к потопу деревне. Им приготовлены городские квартиры, у них есть дети в городах, но мы прикованы сердцем к этим людям, потому, что от них веет человечностью, теплом. Потому что любят каждую щепочку тут, берегут могилки, и являются крохотным, но единым народцем, привязанным к этой земле. Что запоминается больше всего? Водка (выпивают и тут)? Убожество? Мат? - Запоминается, как старые женщины моют избы перед тем, как их накроет вода. Они обмывают брёвна как любимых покойников, украшая их пахучей травой. Эта неистребимая человечность поражает, и остаётся в осадке, перекрывая неправду и боль.
Непререкаемый закон искусства: Добро побеждает Зло. У Шекспира в конце погибают все  действующие лица. Зло убивает тела, но воззвание к Добру, возникшее в мозгу единственного из них - Гамлета - не истлевает вместе с телом. Правда торжествует, потому что через искусство передается нам. Правда и Добро непобедимы в духе. Это называется "катарсис". Культура существует ТОЛЬКО затем, чтобы культивировать Правду как Добро.

Разве не об том - все русские  сказки? Кто такой Иванушка-дурачок? И для кого он - дурачок - для куркулей-скупердяев? Для пофигистов-трусов? Для губернаторов-упырей? Но именно он, честный и простой, всегда побеждал левиафанов всех мастей. Я пишу это имя с маленькой буквы, потому что зло ничтожно, если не поклоняться ему. Иван - он же Георгий-Победоносец, пригвоздивший змея к земле. Нищий, оболганный, закабалённый русский народ до сих пор всегда побеждал извилистого, хитрого и коварного змея, лишь бы он не вполз в его душу, и блестящими кольцами вранья её не задушил.

Недавно отметили прорыв Ленинградской блокады. Моя семья чудом её пережила от звонка до звонка. Были раскулачены в 30-е годы. Выгнали из деревни, не позволив взять даже головного платка. Оказались в Питере, в закутке 2х2 м. с двумя детьми. Деда перед войной посадили за то, что пытался на улице перепродать бастоновый костюм (считалось "спекуляцией"), приходил к семье по ночам. Но моей бабке не пришло бы в голову переспать с приглянувшимся мужиком. Неграмотная крестьянка, школьница после 10-го класса (моя будущая мать) и 15-летняя её сестрёнка выстояли в блокаду, как миллионы таких же других. В первые дни блокады ленинградская  девочка-художница  записала: "Я" больше нет. Есть "МЫ".

Куда же пропало, и пропало ли в коварные  90-е это священное "МЫ"? Что делали умные, образованные, талантливые  люди, - цвет нации, её культура? Ведь мы все знали, что происходит. Я - член Союза художников. Наблюдала, как сразу пошло расслоение. Кто-то "свалил" заграницу. Многие ринулись сквернить на полотнах свою страну, потому что это именно покупалось, хвалилось "на ура". Кто-то рылся в помойке, чтобы накормить семью. Кто-то просто погиб. Были убийства и самоубийства. В большинстве люди просто  растерялись.
Мы с моим мужем скульптором были без работы, и ещё не пенсионеры, но посчитали необходимым попытаться помочь таким "Николаям" и  полубеспризорным мальчишкам, таким, как его сын. Мы организовали творческое движение "Душа России", взвалили на плечи 700 кг искусства (своего и чужого), и в почтовых вагонах, без спонсоров, проехали  с выставкой по 11 городам северо-запада нашей страны. Собирали практически брошенных государством художников, поэтов, писателей, артистов, певцов. Мы многое не могли для них сделать, но поддерживали в них надежду. И убеждали  тысячи посетителей, что Россия не погибла, что мы "выдюжим", как кто-то в нашей Книге написал.

В это же время прекраснейшим образом развивалась шоу-индустрия. Строились виллы в Майами. Зарабатывались международные награды на предательстве духа страны.
Пушкин говорил, что мы между собой можем как угодно ругать нашу Родину, но не позволяем это делать с иностранным акцентом. Как же неприятно узнать, что "Левиафан" сначала был прокатан в США, где вызвал восторг. Как же неприятно и больно читать английские титры, где коверкается сверхтрагичное русское слово - наш "отчаянный" мат! Какое же это хамство - обнажить беззащитные "уды" страдающего брата!
И как стыдно видеть блистательный зал роскошно одетых, гладкобритых и ботексных людей, которые рукоплещут этой мазохистской, не очень талантливой  картине! Как печально, что не понесли духовное наследство Василия Макарыча  его вдова Федосеева и  милые дочки. Они отступились, по крайней мере - внешне. Не знаю, что в их душе, как в душах многих, наверное, замечательных в чём-то людей, которых подлакомил Левиафан.

Чудище, пришедшее к нам, - не страшнее тех, кто вредил нашим предкам, но раньше Зверь был чётче окрашен: то чёрный, то огненный, то жёлтый. Теперь он - полосатый. Он хитёр. Он  не ломит через границу и может быть облачён в цивильный костюм. Он понял, что надо противника не пугать, а втихаря расчленить,  отсечь голову от тела.

К сожалению, это произошло. Русский ум! Помоги одичавшему, и тобою оставленному телу! Стань магнитом, который восставит единство людей! Отвратись от тщеславия эгоизма! От Змея ты получишь лишь временную славу и проказу душе. Ты призван и обязан быть указкой своему народу, потому что способен разделять  правду и ложь. Не развлекуха, не циничное смазывание границ добра и зла (мол, "всё относительно!"). Не упоение пакостью, и не падение перед ней. Ты обязан следовать тем,  кто проложили нам путь, и тысячу лет моделировал Россию. Учти их опыт и их ошибки. Безголовый, непредводительствуемый народ обречён к истреблению, и тогда уже тщетно жалеть безвольного пьяницу Кольку.

В связи с вышесказанным и по контрасту хочется вспомнить "Кубанских казаков" и подобные вещи, которые "лакировали" действительность, а теперь вызывают живейший интерес. В нищей, раскулаченной стране, для оскорблённой и обескровленной деревни был создан этот фильм. "Как издевательство? - нам кто-то скажет. - Как сладкое враньё?". Действительно, приукрашенное враньё, сладкая сказка, но она имела результатом не разрушение, а реанимацию деревни. В этом фильме талантливо показывалось, ЧТО ТАКОЕ ХОРОШАЯ  ЖИЗНЬ. Имелся проект этой жизни в головах у правительства, а искусство  в образной форме одушевляло этот проект. Это очень важно. Повторяю: правительство создало некий (пусть и несовершенный) проект, и собиралось его выполнять, используя необходимую помощь со стороны искусства. Результатом была Победа в страшнейшей войне.

Поэтому я снимаю часть обвинений в сторону деятелей культуры, но не до конца. Были такие, как Лев Толстой, Чернышевский, которые предъявляли претензии правительству и стимулировали его к изменениям. Но главная сила каждого из таковых - в позитивном проекте, который делал критику конструктивной. В слюнях и соплях не вырастают Иванушки. Их подпирает всегда одно и то же - любовь.

Нельзя не сказать и о роли церкви как в фильме, так и в жизни. Не довольно ли умывать Россию слезами и кровью? Не довольно ли нам посылать соплеменников на гноище подобно Иову? Зачем нам это и за что?
Священники в фильме не симпатичны. Наверное, такие есть, и наверное в церковной идеологии есть серьёзные проблемы. Но тогда нужно выражаться прямее, как делал Лев Толстой, например. Тут - опять невразумительные намёки, которые приводят ум в замешательство, вместо того, чтобы он просветлел.  Был намёк на идею в разговоре у магазина, где священник сказал: "Не знаю, где твой Бог, а мой - со мной!", но потом - попадья со свиньями, которых она кормит хлебом и благословляет... Последняя сцена в церкви с длинным монологом священника, как теперь говорят, "заставляет задуматься...". Да мы давно и дружно "задумались", а что толку? Мы должны дружно действовать, а не тратить энергию на споры. Режиссёр ущипнул церковь, но не больно. Почешется, и будет дальше растить поросят...

Об эстетике фильма: хвала художнику-оператору, пейзажи хороши. Но они сифонят мимо концепции режиссёра. Вспоминается подобный приём у Тарковского в "Андрее Рублёве": чёрно-белая лента заканчивается каскадом полноцветных икон. Долгая чернуха жизни, и - взрыв красоты, выращенной, выношенной в чреве страданий! На каждое чёрное "нет" - салют  огненных "да"!
Двуликая Россия Звягинцева: с одной стороны - опустившийся, пьяный "россиянин", с другой - золотая пальмовая ветвь. Как-то несимпатично выглядит этот "Янус"...

Добросердечный, очень неглупый Горький "со дна" кричал Левиафану  своих времён устами  шулера Сатина: "Человек - это звучит гордо!". Хватало ещё запала христианского гуманизма на то. Его крик не прервался. Каждый советский школьник гордился, что он - человек. Егор Прокудин со своего тюремного "дна" взывал к нам: "Я - человек!".

Всегда побеждают идеалисты. Периодически их уничтожают, но идею невозможно убить. Можно народ обмануть, увлечь в сторону хитрой дудочкой, как случилось в 90-е годы, и это случалось с Россией неоднократно. Однако, тысяча (официальная тысяча) лет выживания -  не шутка. Не смог бы выжить народ немощный и дикий. Каждый век мы разыгрываем в разных костюмах одну и ту же сказку: про чудище -  злого Змея. Он нападает внезапно, в самый неподходящий момент, травит и палит всё кругом, пока не найдётся дурак, который не обратит внимания на его угрозы, не расхнычется и не запьёт, а возьмёт дубину и не стукнет его по башке.  Хотелось бы, чтобы до этого не дошло, потому что в России лучших времен это организованно делала законная власть С ПОМОЩЬЮ КУЛЬТУРЫ.

Что же сказать в заключение?
Рядом, под боком - Новороссия. Настоящая жизнь. Смелые, крепкие  мужики. Женщины-жёны. Уже нарисован в проекте образ народа, молодой страны. За неё отдаются жизни. Посмотрите на лица этих людей, вслушайтесь в голоса. Может быть, там - новая Россия? Не нытиков и  пьяниц, а истинно-русских, храбрых и честных  людей?

Маргарита Изотова