Суть Времени Ленинград

Операция «Последний шанс-2» – последняя охота на нацистов

О том, как она сыта по горло неонацистами и отрицанием холокоста в Австрии, написала женщина из Вены. Кроме того, она поделилась, что по соседству с ней проживает одна из наиболее жестоких надзирательниц концлагеря. Точный адрес прилагался.

Следы привели к Эрне Валлиш, бывшей надзирательнице концлагерей Равенсбрюк и Майданек. Выжившие узники рассказывали, что она особенно выделялась среди остальных по уровню садизма. Ранее возбуждённое против коренной немки следствие было приостановлено. Но после того, как к делу подключился Центр имени Симона Визенталя, оно, наконец, было возобновлено.

Истории, подобные этой, позволяют Эфраиму Зуроффу не терять надежды. Ведь время играет против него. «Нам осталось ещё два-три года, может быть, ещё немного», – говорит директор израильского отделения Центра имени Симона Визенталя, один из известнейших в мире «охотников» за нацистскими преступниками. Тогда умрут и последние из пока ещё живых военных преступников-нацистов.
Эфраим Зурофф, директор Центра имени Симона Визенталя

Наглядная агитация в городах Германии


По этой причине Центр Визенталя совместно с фирмой Wall AG начали во вторник акцию по розыску нацистских военных преступников под названием «Операция “Последний шанс-2"». Во многих крупных городах появились черно-белые плакаты, изображающие главные ворота концлагеря Аушвиц-Биркенау. Текст плакатов гласит: «Нацистские военные преступники убили миллионы невиновных людей. Некоторые из убийц всё ещё живы и на свободе!».

«Помогите нам посадить их на скамью подсудимых». За предоставление информации, которая позволит задержать военных преступников, Центр Визенталя обещает вознаграждение до 25 тысяч евро.

Это сродни поиску на ощупь в темноте. «Мы ищем людей, о которых ещё ничего не знаем», – говорит Зурофф. Эти люди – соучастники военных преступлений нацистского режима, однако, они не «засветились» ни в каких списках или книгах по истории. Центр Визенталя рассчитывает на знакомых, бывших коллег по работе, соседей, которым что-то известно о прошлом таких людей, и которые готовы дать ход этой информации. Далее будет осуществляться проверка, действительны ли предоставленные сведения, а также возможно ли найти указанных лиц и возбудить против них уголовный процесс.

Демьянюк как переломный момент

«Осуждение Демьянюка стало переломным моментом», – рассказывает Зурофф о причине запуска акции. Украинец Иван Демьянюк был осужден в мае 2011 года вторым (региональным – прим. пер.) земельным судом Мюнхена за соучастие в убийстве нескольких тысяч узников в лагере смерти Собибор. Впервые с 60-х годов в Германии был осужден нацистский пособник, которому не смогли вменить в вину ни одного конкретного деяния. Однако суд счёл доказанным то, что он являлся «частью механизма уничтожения» в Собиборе, создав, тем самым, правовой прецедент.

Нечасто случается, чтобы решающие сведения предоставляли члены семей. Но на памяти Зуроффа одна молодая немка дала Центру Визенталя информацию о военных преступлениях, совершенных её дедом. До уголовного преследования, однако, не дошло. Мужчина был уже столь дряхл телесно, что следствие было прекращено.

655 обнаруженных подозреваемых

«Операция “Последний шанс-2"» является продолжением акции «Операция “Последний шанс"», инициированной в 2002 году в Восточной Европе, в 2003-м – в Австрии и в 2005-м году – в Германии. Около 5000 человек обратились в Центр Визенталя за это время. Благодаря их сведениям было установлено 655 подозреваемых, по 103 случаям из них информация передана в местные органы юстиции. 8 человек привлечены к уголовной ответственности, с удовольствием рассказывает Зурофф. Не многие дела вызвали к себе столь большой интерес, как процесс против Ивана Демьянюка.

Да, он признаёт, что испытывал нечто вроде сочувствия или сострадания, когда видел трясущегося старика, которого вводили в зал судебных заседаний в качестве подозреваемого в военных преступлениях. Зурофф называет это чувство «синдромом неуместной симпатии». Ибо нацистские преступники являются последними людьми, которые это заслуживают: «Я ещё ни разу не сталкивался с тем, чтобы эти люди испытывали сострадание к своим жертвам или раскаивались в содеянном», – говорит он. «Такие чувства не нужно принимать во внимание. Гораздо важнее, чтобы эти люди заплатили за свои преступления».

Существующие мнения о том, что охоту на нацистов нужно прекратить, оставляют его равнодушным: «Я не стремлюсь к тому, чтобы все поддерживали наши действия. Меня интересуют те, кто имеет нужную информацию и готов дать ей дальнейший ход».

Недвусмысленное понимание акции

«Операция “Последний шанс-2"» была представлена в Бундестаге ещё в декабре 2011 года. В её ходе было получено 35 свидетельств, но до уголовного преследования ни одно дело доведено ещё не было. С помощью плакатов организаторы планируют вдохнуть в акцию новую жизнь. И большинство немцев ясно понимает, что нацистские преступники должны предстать перед судом за свои злодеяния, говорит Зурофф, выросший в США, и позднее уехавший в Израиль.

Совсем иначе обстоит дело в Австрии: «Там за последние 30 лет не было ни единого успешного случая уголовного преследования – полный абсурд». Есть свои сложности и в Восточной Европе, где военные преступники зачастую находятся под защитой и объявлены «героями», за героизм принимается то, что они боролись и против коммунизма.

Множество ложных путей ради одного верного

Большинство получаемой Зуроффом и Центром Визенталя информации не представляет ценности. Однако ради одного верного пути, по которому можно будет пойти дальше, 64-летний мужчина принимается и за множество ложных следов и тратит время на годы бесполезных поисков. Но помешанным на идее он себя не считает. «Это не одержимость, а миссия».

В случае с надзирательницей концлагеря Эрной Валлиш Центр имени Симона Визенталя после трёх лет поисков нашел, наконец, новых свидетелей, готовых дать показания против неё. Лишь тогда австрийская прокуратура снова возобновила следствие. Но Валлиш так и не довелось предстать перед судом. 16 февраля 2008 года, вскоре после своего 86-го года рождения, она умерла.


Мириам Хольштайн, Die Welt, Германия.
Перевод осуществлен клубом "Суть Времени".
Оригинал взять здесь.